Чистополь-информ
  • Рус Тат
  • Первыми приняли бой

    Юность и отрочество Халиуллы Файзрахманова протекали в родном селе Муслюмкино. В октябре сорокового года был призван на действительную военную службу в пограничные войска. Всегда с волнением он вспоминает день 22 июня 1941 года, когда 97-й пограничный отряд первым принял на себя удар фашистских орд.

    – Курс подготовки к пограничной службе мы проходили в городе Черновцы, а затем нас направили на границу с Румынией, – вспоминает Халиулла Халилрахманович. – Пограничная застава находилась в сорока километрах от города. Местность гористолесистая. Обстановка на границе напряженная, особенно весной. Участились нарушения, бывали обстрелы наших пограничников, но начальник заставы капитан И.С. Епифанов всегда предупреждал, когда мы шли на охрану границы:

    – Будьте осторожны, не допускайте конфликта!

    В связи с такой обстановкой усилились боевые и политические занятия, физические тренировки, а также мы укрепляли оборонительные линии, окопы, ячейки и доты. Одновременно усилили охрану границы и круглосуточно вели наблюдения.

    Как сейчас помню, привели мы перебежчика в середине июня. Он рассказал, что получен приказ о нападении на нашу страну в самое ближайшее время. Начальник заставы об этом доложил в пограничную комендатуру. Ответ таков: усилить охрану границы, привести весь личный сос­тав к полной боевой готовности, усилить наблюдения. 21 июня начальник заставы Епифанов выстроил весь пограничный состав и сказал:

    – Возможно, будут провокации со стороны Румынии, чтобы вызвать конф­ликт, но, по последним данным, вероят­но вторжение на нашу территорию немецких и румынских войск. Поэтому будьте готовы к отражению, нужно во что бы то ни стало не допустить противника на нашу территорию. В случае вторжения приказываю открыть огонь. Немедленно занять боевые позиции!

    Все мы чувствовали, что начинается война. Стояла грозная тишина. С рассветом послышался шум моторов в воздухе. Он нарастал. Самолеты с жирными крестами на плоскостях пересекли границу. Через несколько секунд донеслись гулкие взрывы. Одновременно шквал артиллерийского огня обрушился на нашу заставу. Поднялся черный столб дыма. Затем все замерло. Командир отделения Н.Никифоров скомандовал:

    – Готовьтесь к отражению!

    Прикладываюсь к винтовке, ставлю прицел на риску. Буду ловить на мушку первого из тех, кто ступит на нашу землю. Раньше открывать огонь нельзя. Приказ начальника заставы: пехоту истреблять только после того, как она перешагнет границу. Через некоторое время лес на той стороне словно расступился. Цепи пехоты немцев двигались к границе. Они будто не замечали, что перед ними граница и чужая территория.

    – К бою! – послышался повелительный голос командира отделения Н.Никифорова. В прорезь прицела вижу впереди фигуру автоматчика. Он держит автомат перед животом и строчит.

    – Огонь! – послышалась команда.

    Залп, другой, третий, заговорили пулеметы. Взметнулись черные смерчи земли.

    Все слилось в один сплошной гул. Немцы оцепенели, уже не в полный рост, а по земле поползли обратно от границы, оставляя десятки убитых и раненых.

    Снова тишина. Бегу к ­друзьям в дзот, чтобы запастись патронами и гранатами.

    – Поползли гады, долго теперь фашист чихать после нашего перцу будет, – заикаясь от волнения говорит Ваня Коробков. – Как по-твоему, Халиулла, нескоро они сюда сунутся?

    – Сунутся – еще дадим, – с наслаждением глотая прозрачную воду, отвечаю я.

    Прошел час, второй. Пехота врага не возобновляла атаки, за мной прибежал посыльный и сказал, что мне надо быть в блиндаже. Здесь собрались командиры отделений. Я назначен связным начальника заставы. Дав необходимые распоряжения, Епифанов отпустил всех на свои места.

    Снова загрохотали взрывы за нашей оборонительной линией. Загорелись казарма и подсобные постройки. Начальник заставы перебрался в блиндаж. Сюда же перенесли телефонный аппарат. Не сосчитать снарядов и мин, которые обрушил враг на нас. Появились раненые и убитые. Погиб политрук Н.Григорьев.

    После ожесточенного артиллерийского огня немцы опять перешли в контратаку. На этот раз они двигались перебежками.

    Начальник заставы сказал мне:

    – Сбегай на левый и правый фланги и скажи пулеметчикам: экономить патроны. И выяви наши потери. Чтоб держались...

    Ураганным огнем встретили их пограничники, и опять враг отступил к лесу, теряя убитых и раненых. И снова тишина.

    За этот период мы отправили раненых и похоронили убитых. Тяжело было расставаться с товарищами, но мы дали клятву отомстить захватчикам и стоять насмерть.

    Гитлеровцы притихли и в этот день атаку больше не предпринимали. Пограничная комендатура прислала подмогу: боеприпасы, а также минометы, пулеметы, продовольствие. На этом кончился мой первый день вой­ны с фашистской Германией.

    Десять дней мы держали оборону границы. Но силы были неравные. Мы несли потери, кончились боеприпасы. По приказу командования оставили огневые рубежи и должны были отойти к старой границе по реке Днестр. В лесу собрались пограничники застав, где шло формирование оперативных войск...

    Долог был путь к победе. Халиулла Халилрахманович участвовал в обороне Москвы, Кавказа, в боях за освобождение Клина, Украины. С мая 1944 по 1947 год служил на пограничной заставе недалеко от Ужгорода. После демобилизации работал в органах правопорядка остался верен своей службе пограничника-чекиста.

    А. ЛЕОНОВ

    (Публикация в газете «Ленинский путь», 1990 год).

    Реклама
    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: