Чистопольские известия
  • Рус Тат
  • Восхождение на Крутую Гору

    Крутая Гора - реально существующая возвышенность в виде обособленного мыса на левом берегу Камы близ Чистополя.

    Мыс остроугольной формы хорошо выделяется в рельефе и линейно ориентирован на северо-запад. Одна сторона мыса образована в результате «пропила» речкой Килевкой рыхлых отложений мезо-кайнозоя левобережья Камы, другая - это крутой коренной берег Камы. Возвышенность еще в глубокой древности облюбована людьми как место для поселения и естественная природная крепость. Крутые склоны горы обеспечивали защиту от врагов со стороны реки. Впоследствии здесь и на прилегающих землях был образован город Джукетау, который наряду с Биляром и Болгаром ныне является одним из крупных древнебулгарских памятников Закамья. В настоящее время городище Джукетау находится в черте Чистополя, в его западной части. Этот район города так и называется - Крутая Гора. Образно говоря, «восхождение» человека на Крутую Гору, начатое еще в новокаменном веке - неолите, продолжается и по сей день (отсюда и далее все исторические ссылки, касающиеся Джукетау, даются по Н.Г.Набиуллину, известному казанскому археологу, занимающемуся исследованием этого памятника истории).
    Археологией я увлекся давно, еще будучи подростком. Детство мое прошло в небольшом шахтерском городке, со всех сторон окруженном горами. С одной стороны возвышался Кураминский хребет Тянь-Шаня, с другой - Чаткальский хребет. В горах было множество древних средневековых выработок по добыче золота, меди, свинца и даже бирюзы. Мы, пацаны, иногда с риском для жизни забирались в старые шахты, собирали там чрезвычайно для нас интересные вещицы в виде осколков керамических светильников и посуды, а если повезет, то и каких-то насквозь ржавых железных инструментов. Уже в студенческие годы я целенаправленно обследовал подобные древние выработки в горах Киргизии.
    После армейской службы были интереснейшие годы работы в Центральных Кызылкумах. Любознательным читателям, думается, небезынтересно будет узнать, что эта огромная и суровая пустыня нашей планеты была обитаема давным-давно и начало ее освоения, также как и Джукетау, приходится на неолит (это примерно 5-8 тысяч лет до нашей эры). Отдельные исследователи, правда, относят время появления первых племен охотников и собирателей в Кызылкумах к мезолиту - среднекаменному веку (это примерно 12-15 тысяч лет до нашей эры). Лично мне удалось подобрать по ходу геологических маршрутов несколько каменных орудий труда, которые по степени их обработки были действительно похожи на мезолитические. Но это уже отдельная тема, вернемся к нашей Крутой Горе.
    Получилось так, что после выхода на пенсию я оказался в Чис­тополе. Выбор мною именно этого города для дальнейшего проживания не в последнюю очередь был обусловлен его историческим статусом и тем, что Западное Закамье буквально насыщено памятниками древности. Освоение закамских земель в давние времена сопровож­далось бурными, порою драматическими событиями, которые в разной форме впечатались в память земли. Для археолога-любителя этот удивительный край таит в себе чарующую прелесть новизны, сюда манит жажда новых открытий. Только долго, ох как долго в этом году тянулась зима. Уже и апрель был на пороге, а долгожданное тепло все не приходило. Выбор еще в далекой юности профессии геолога определил, по сути, и мой образ жизни да и судьбу, чего уж там. Мне никогда не сиделось дома, и если не было выездов в поле, связанных с геологией, я занимал свободное время археологией. Так, надеюсь, будет и в Чистополе. Во всяком случае, начало этому положено. В конце первой декады апреля погода резко изменилась к лучшему, снега стали стремительно таять и можно было, наконец, своими глазами посмотреть, что из себя представляет городище Джукетау в натуре, на местности. За зиму мне удалось неплохо подковаться по истории Татарстана, соответствующей литературой выручили друзья в Набережных Челнах и известный в Чистополе краевед Георгий Иванович Лыков. Его советы, рассказы и, главное, книга Н.Набиуллина о Джукетау, которую он дал мне почитать, в значительной мере пополнили мои теоретические познания. Здесь я хочу оговориться. Если кто-то думает, что целью моих археологических изысканий является личное обогащение или иное шкурное дело, он ошибается. Все мои находки рано или поздно оказывались в музеях, которые мы, геологоразведчики, сами и создавали. Мы активно сотрудничали и с представителями археологической науки, являясь для них проводниками и источниками информации о местонахождении новых объектов. Кроме того, я с удовольствием рассказывал на страницах местных изданий о новых находках и открытиях, сделанных в районах наших работ. Дружили мы и с телестудиями, совместно с которыми сделали немало телепередач краеведческого характера. С таким же удовольствием продолжаю эту традицию и в Татарстане.
    Пора, однако, в поле. Полем для любых изыскателей являет­ся работа на местности, будь то тайга, горы или пустыня. По совету Георгия Ивановича сажусь на 7-й автобус и еду до конечной остановки, она так и называется - Крутая Гора. В руках у меня увеличенные и сканированные из книги Набиуллина карты Джукетау и его окрестностей, которые помогут мне сориентироваться. Сделать это несложно. Шум стремительного и могучего паводка по речке Килевка слышен уже издалека. Я выхожу на ее обрывистый, подмываемый мутными водами правый берег и вижу, что вниз по течению, близ места впадения Килевки в Каму, хорошо просматривает­ся сама Крутая Гора. На ней и находится городище Джукетау, соседствующее, увы, с элеватором и комбикормовым заводом. Вернее, даже не соседствующее, а еще хуже: и элеватор и комбикормовый завод построены непосредственно на этом памятнике истории, и значительная часть его попрос­ту уничтожена. Сделано это было безо всякого злого умысла, небольшой элеватор появился на Крутой Горе еще в 30-х годах прошлого века, когда никто и не помышлял об исторической значимости этого объекта. Позже, уже в 60-х годах, элеватор был увеличен, реконструирован и обрел сегодняшний вид. Естественно, никто эти крупные производства никуда переносить не будет, слишком дорого. Термин «городище», кстати, означает древний город, а «селище», соответственно, древнее село. Буквально же «Джукетау» переводится как «Липовая гора». Рядом с городищем располагались и его пригороды - селища, где проживали и пахари, и ремесленники, обеспечивающие жизнедеятельность Жукотина - именно так в древнерусских летописях назывался Джукетау. В домонгольское время это поселение состояло из двух частей: крепости-цитадели, размещавшейся на горе-мысе, и посада-пригорода на левом побережье Килевки. Осенью 1236 года Джукетау был взят ханом Батыем, разграблен, но в золотоордынское время не только восстановился, но и расширил свои владения. Из летописных источников известно, что именно тогда на территории Закамья существовало уже два княжества - Болгарское и Джукетауское.
    Мой маршрут начинается с территории одного из селищ, расположенного по правобережью Килевки. Если внимательно присмотреться, то практичес­ки вдоль всего побережья к востоку от речки слабо угадываются оплывшие и задернованные следы хозяйственных и жилых построек. К слову сказать, сейчас самое лучшее время для рекогносцировки и сбора подъемного материала. Снежок сошел, трава еще не поднялась, талые воды омыли грунт и склоны оврагов, «напилили» множество промоин, в которых можно найти все что угодно. Их стенки, по сути, являются своеобразными разрезами через культурные слои различных эпох. Самым важным элементом экипировки, конечно же, являются резиновые сапоги, поскольку сюрпризов в виде ям, грязевых участков и скрытых промоин хватает. Все это с лихвой компенсируется весенним настроением, интересными находками, наблюдениями и массой впечатлений.
    Вот я иду вдоль обрыва и стараюсь не наступать на золотисто-желтые, похожие на одуванчики, цветы мать-и-мачеха. Это надо же, еще снег в потаенных углах лежит, а эти нежные первоцветы уже празднуют жизнь! Ага, вот водичка намыла сразу несколько фрагментов круговой керамической посуды. В основном это мелкие обломки красно-коричневого цвета, но среди них обнаружился и кусочек поливной керамики, то есть покрытый белой глазурью с нанесенным «растительным» орнаментом зеленого цвета и какой-то черной полоской. Скорее всего, это золотоордынский период Джукетау. Оставляю все кусочки здесь же, без нужды лучше ничего не брать. Хочется найти что-то относящееся к неолиту и сравнить с неолитом Кызылкумов. Это удается сделать далеко не сразу, но все-таки я вознаг­ражден. В моих руках крупный фрагмент груболепного керамического сосуда, сделанного из плохо обожженной глины темно-серого цвета с большой примесью крупнозернистого песка. Похож, очень похож на кызылкумскую керамику, но не берусь утверждать, что это именно неолит. Это может быть и бронзовый, и даже железный век. Эх, найти бы хороший кремневый наконечник стрелы или хорошо подретушированную ножевидную пластину… Однако надо резвее двигаться в сторону Крутой Горы - это конечный пункт моего сегодняшнего маршрута. На моей схеме показаны рвы и валы, разделяющие городище на укрепленную северо-западную его часть и просто неукрепленное городище. Не пропустить бы их. Нет, вот они. Надо же, пролетели многие сотни лет, а высота валов до сих пор составляет не менее двух метров. Да и рвы не мелкие. К сожалению, они прослеживаются всего лишь метров на 70, до железобетонного забора. За ним - элеватор. Этот забор словно стена неприступной крепости рассекает гору по линии юго-запад - северо-восток. Обхожу оставшийся для исследований треугольник Джукетау. Он практически весь покрыт прошлогодней травой, а на северном его склоне, обращенном к Каме, до сих пор лежит снег. Кое-где отмечаются неглубокие ямки. Похоже, это следы черных копателей-кладоискателей, которым не дают покоя всевозможные слухи о якобы закопанных здесь сокровищах. Не мешало бы изловить кого-нибудь из этой братии и оштрафовать на приличные деньги. Чтобы другим неповадно было.
    Однако пора поворачивать назад, потихоньку смеркается. Завтра, надеюсь, времени на Джукетау у меня будет побольше. Я хочу пройтись по периметру вспаханного поля, к югу от основного городища. Практика таких исхаживаний весной, до сева, обычно дает хорошие результаты по сбору подъемного материала. Омытые дождичком черепки посуды и другие предметы хорошо дешифруются на влажном черноземе. До завтра, Джукетау. В кармане у меня все-таки лежит один-единственный кусочек кремня с явными следами обработки, который я подобрал на размытой грунтовой дороге. Это - явный неолит, маленькая радость искателя. А на Крутую Гору, надеюсь, я поднимусь еще не раз.
    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    • 18 мая 2018 - 16:05
      ВИДЕО: Новости Чистополя и Чистопольского района за прошедшую неделю от 18 мая
    • 16 мая 2018 - 09:06
      Грант главы муниципального района: грамоты и денежные премии получили одаренные чистопольские дети за победы на олимпиадах республиканского и российского уровней
    • Центральная площадь Чистополя
    Ночной режим