Чистополь-информ
  • Рус Тат
  • Его творчество было необычным, таинственным

    Город и окрестности Чистополя не интересовали этого необыкновенного, в чем-то загадочного человека, он видел только сцену театра и бесконечную вязь образов, уносящих его в глубину воображения. Таковым был Виктор Гаврилович Дудулад, художник-фантаст, декоратор, график.

    В 1962 году моим наставником и учителем был Иван Александрович Нестеров, известный в городе художник­график. Он сделал попытку познакомить меня с мэтром – Виктором Гавриловичем. Но тогда мне не было суждено стать учеником настоящего мастера, только возникло предчувствие, что когда­нибудь это произойдет. Так оно и случилось через 13 лет, я работал с ним в одной мастерской. Виктор Гаврилович готовил себе смену на театральном поприще. Он передавал мне секреты сценических навыков, хитростей и, конечно, любовь к театру – к тайне сценографии, к именам великих актеров, режиссеров, драматургов. Он покорял знанием о театре, своим жизненным опытом, профессиональным мастерством, но одновременно вселял недоумение… Почему ни слова о природе, Каме, что смотрит на нас из широкого окна? Виктор Гаврилович, к сожалению, не писал натурных этюдов, не пользовался кладом природных явлений. Фантазии зашкаливали в его воображении! Похоже, он сам мучился от наплыва неземного виденья. Правда, иногда он работал над пейзажем, но в нем мало было земного, к портрету вообще было равнодушнохолодное отношение. Я видел только единственный лик, навеянный от произведения С. Лема «Солярис» – таинственный лик героини Хари в красно­синем освещении. Этот образ вызывал страх. В 1977 году состоялась персональная выставка художника в Казани. Много было удивления от необычной, небывалой выставки. Нашлись и критики. Когда мы возвращались с ним в Чистополь, он молчал. О чем думал, глядя в окно автобуса? Может, о том, как его арестовали перед войной, может, о десятилетнем аде в лагерях, после которого, как изгою, не велено было вернуться домой, в родной город. Не от того ли произошли перемены в его душе, не по этой ли причине не хотел он писать вольные, светлые пейзажи, а замыкал себя в без людье космичес
    ких грез?! Только работая с декорациями, он становился добрее, мягче, даже шутил, но без улыбки и смеха. Чистопольские театралы помнят Виктора Дудулада, его декорации к оперетте «Трембита» – легкие, светлые, подвижные… Великолепную сценографию к опере «Евгений Онегин», декорации с юмором в характере малороссийского колорита к спектаклю «Свадьба в Малиновке» и многим другим драматическим спектаклям. Но он сам считал лучшей своей удачей оформление оперетты «Вольный ветер», в этой работе он был счастлив и свободен. Общение с художником­фантастом для меня не прошло бесследно, во мне зародилось что­то подобное его творчеству. В 1987 году я открыл выставку своей фантас тики «Земля, океан, космос», которую посвятил памяти загадочного мэтра. Удивительно, она вызвала те же спорные, возбужденные впечатления, что были когда­то в Казани, на выставке моего таинственного учителя…

    Павел САМОЙЛОВ

    Реклама

    На фото картина Павла Самойлова

     

    Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Чистополь-информ»

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: