Чистополь-информ
  • Рус Тат
  • А за окном такая благодать… (репортаж с больничной койки)

    В душе тревога и печаль. Трудно понять, по какому случаю, откуда доносятся знакомые мелодии оркестра. Как-то не воспринимаются, отчужденно звучат они в больничной палате, где каждый занят своими переживаниями.

    Моя кровать у полуоткрытого окна. Перед глазами, на горизонте, как свечи, поднялись городские многоэтажки, чуть ближе – зеленеющий бархат рощи, долины. И всюду, даже в палате, весенняя свежесть, благодать пробуждающейся природы.

    Без особого волнения, как­то буднично воспринял вначале информацию о сроках операции, с приближением которой стало нарастать душевное беспокойство. Несколько успокаивало, отвлекало успешное возвращение из операционного блока соседей по палате, отеческая забота о них сестер милосердия, навещающих родных, близких, которые как за малыми, беспомощными детьми ухаживают за больными.

    Стайка детей с матерью, бабушкой с радостью встречают после операции дорогого и главного в многодетной семье человека, фермера из дальнего района республики. Несказанно рад и больной, увидев своих детишек, наперебой рассказывающих, как помогают матери запасать корма, пасти скот и как добрались до больницы. Трудно передать словами радость его жены, матери, которые, успокоив растревоженных малышей, уводят их из палаты.

    Не менее радостной и желанной была встреча стройной, привлекательной женщины со своим супругом, главным инженером оборонного предприятия. Сдержанная на проявление чувств, она не может наглядеться на любимого человека, часами не отходит от его кровати, по-матерински ухаживая за ним.

    Мужской преданности, сыновней любви, настоящему мужеству можно позавидовать и поучиться у семьи художника, поступившего в больницу на повторную операцию, с которой он, к несчастью, промедлил. Днем и ночью дежурили у его постели сын и брат, с ложки кормили, меняли постельное белье, стойко переносили трагедию угасающей жизни дорогого человека.

    Но не все выдерживали серьезные испытания на зрелость и сострадание, любовь и бескорыстие в тяжелейший период для родных и близких людей. Перед глазами полногрудая жена только что поступившего больного. Без устали рассказывает, какая она умелая и находчивая в решении всех проблем, в путешествиях, походах семьи. Какой заботой окружила мужа – руководителя технического бюро, в котором работают сама и дети. Просто на зависть, на все руки женщина, так красиво, увлекательно рассказывающая о своих достоинствах.

    Но, к сожалению, иную картину, другой образ, отношение к супругу увидели мы после поступления его из операционного блока. К великому удивлению, говорливая дама не стала дожидаться даже исхода его операции, спокойно отправившись ночевать, по ее словам, к верной подруге.

    Вначале недоумение, а потом и возмущение больных вызвали окрики, упреки в адрес беспомощного мужа, у которого отказал желудок, когда рассвирепевшая особа, выдернув испачканную простынь, со злобой процедила сквозь зубы: «Сам извозил, кому­то стирать за тобой». Оскорбляя, унижая достоинство больного человека, в то же время так вежливо, любезно вела себя с окружающими.

    Трудно судить о причинах столь радикальных перемен в ее настроении и поведении. Может быть, не все было сладко и гладко в этой семье, и такие отношения стали нормой. Но до сих пор не могу без содрогания, скорби, горечи вспоминать те драматические сцены в больничной палате.

    …Вот настал день и час моей операции, которая благодаря высочайшему мастерству хирургов, врачей, как и десятки других, прошла удачно. После интенсивной реанимации они передают меня в надежные, заботливые руки медсестер и любимой жены, которая просто удивила своими способностями восстанавливать, как говорится, из пепла возрождать дорогого человека.

    Геннадий АБРАМОВ

    Реклама
    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: