Чистополь-информ
  • Рус Тат
  • «Война никого не щадила»

    Из воспоминаний ветерана часового завода Антонины Васильевны Парфеновой.

    – Маленький городок потрясла страшная весть о войне, когда мы только перешли в 5 класс школы №3. 22 июня день был очень жарким. Вдруг послышался какой-то шум. Выглянули во двор, а около репродуктора собрался народ, и все говорят: «Война, война»...

    Не успели мы об этом узнать, как буквально через несколько часов по городу уже шли колонны мужчин, отправляющихся на фронт.

    В наш двор приехали конные воен­ные, раздавали повестки в военкомат. Многих мужчин сразу призвали. На сборы особо времени не давали: кружку, ложку, сменную одежду брали, прощались с семьей и уходили.

    Отец также был в числе тех, кто ушел на фронт сразу. Мы, четверо детей, остались с мамой. Я была самая старшая.

    В нашем доме жилой была одна комната, которую топили. Через другую, холодную, пробегали быстро, только чтобы открыть и закрыть дверь.

    Хорошо сохранился в памяти хлеб военных лет, вернее, не его нехватка, а отсутствие. Принеся домой норму на детей, мама делила его на порции-кусочки и говорила, чтобы мы оставили его на обед и ужин. Иногда я съедала свою порцию сразу. Летом было полегче, помогал урожай с огорода.

    В годы войны мы часто встречались с эвакуированными в наш город советскими писателями. Особенно мне запомнилась беседа на улице с Борисом Пастернаком.

    Надо было помогать семье, и в 12 лет я пошла работать в артель «Искра», где изготавливали спички. Иногда нас, подростков, зимой отвозили за город расчищать аэродром от снега. Так мы, подчиняясь приказу, помогали курсантам авиаполка.

    После года работы в «Искре» я перешла в артель «Швейник», где шили одежду для фронтовиков.

    Война никого не щадила. И мы, мальчишки и девчонки, трудились под стать старшим товарищам. За работу я получала 350 рублей и 600 граммов хлеба. Через год я устроилась нормировщицей в автомастерские. Часовой завод казался мне всегда надежным, и я пошла работать туда. Устроилась в цех №4. Одновременно училась в школе рабочей молодежи, меня назначили экономистом цеха. У нас был самый дисциплинированный и профессиональный коллектив на заводе.

    Директор завода Николай Сергеевич Лукьянов, которого мы ласково называли Батей, часто неожиданно приходил в цех, шел сначала к станкам, потом подходил к рабочим, здоровался, расспрашивал, как работает­ся. И только тогда шел в кабинет к начальнику.

    После Дня Победы многое стало меняться в нашей жизни. В конце 1947 года отменили карточки. В магазинах начали появляться продукты, за которым мы всей семьей занимали очередь. Стали продавать мороженое. Мы слушали по приемнику разные радиостанции.

    Изменения произошли и в моей личной жизни. Вышла замуж за слесаря нашего цеха Василия Гурьяновича. Завод перешел на производство мирной продукции, но по-прежнему четверть его объемов составляла спецтехника для военно-морского флота и авиации.

    В начале 50-х годов на заводе активно развивалось строительство. По выходным работники цехов выходили на воскресники: рыли траншеи, на носилках таскали грунт и стройматериалы. Всем хотелось как можно быстрее построить новые корпуса. Были возведены пионерский лагерь, жилые дома, поликлиника и клуб.

    25 лет я пела в народном хоре ветеранов войны и труда. Заводу я отдала 45 лет своей жизни. В 2010 году я стала победителем в конкурсе «Женщина года» в номинации «У вой­ны не женское лицо», а через пять лет Президент Татарстана Рус­там Минниханов вручил мне юбилейную медаль к Дню Победы.

    Пусть мы не доедали, не досыпали, но жили интересно, научились ценить жизнь, радоваться успехам нашей страны.

     

    Беседовал Рашид Шигабутдинов 

    Реклама
    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: