Чистополь-информ
  • Рус Тат
  • Трагические события столетней давности, которые произошли в Чистополе(продолжение)

    На чистопольцев обрушились голод, эпидемия, которые сопровождались ростом преступности.

    С воцарением порядка вместо ожидаемой мобилизации всех сил на борьбу с голодом и эпидемией началась по указанию сверху чистка партии «от проникших в нее классово чуждых элементов и случайных лиц». В числе первых исключенных в Чистополе были председатель районного трибунала А. Бакалдин, начальник районной милиции И. Аксенов, начальник уголовного розыска И. Колонин, помощник начальника милиции С. Воронин, следователь уголовного розыска В. Фадеев, начальник 6 района А. Голья, комиссар водного транспорта Н. Буров, заведующий военным отделом Н. Жаденков, секретарь кантисполкома А. Козлов и заведующий уездной продкомиссией Г. Кармин.

    Не успела окончиться чистка партии, как началась кампания по пролетаризации высшей и профессиональной школы, в основе которой лежал классовый подход, когда дети дворян, буржуазии, духовенства и родителей, воевавших на стороне белых, либо исключались, либо лишались пайка и общежития. В результате в Чистополе была закрыта музыкальная школа (директор О.Г. Рожнова), а институт народного образования был преобразован в русско-татарский педтехникум, где 69% учащихся были сиротами, а остальные – выходцами из крестьян или рабочих. Питание учащихся осуществлялось частично за счет государственных пайков и продукции учебных ферм. Такая же ситуация была и в сельскохозяйственном техникуме. Что касается Змеевского сельскохозяйственного училища (заведующий М.Н. Зуев), образованного в 1919 году на базе «Опытного поля», то было принято решение дать возможность учащимся окончить полный курс обучения. Более успешно прошла проверка в совпартшколе (директор Норкин). Здесь все курсанты отвечали требованиям пролетаризации и обеспечивались государственными пайками. К тому же количество курсантов русского и татарского секторов было намечено в следующем году увеличить вдвое. Проверка в игольно-швейной и технической школах из-за перерыва в обучении и малого количества учащихся не проводилась.

    С потерей времени резко обострилась обстановка с питанием работающих, что неминуемо грозило всей жизнедеятельности кантона. Похожее положение сложилось и в других кантонах республики. В этой ситуации Наркомпрод ТАССР разделил работающих на 4 группы и по мере поступления продовольствия из Центра обеспечивал 8866 едоков питанием. Так, осенью в Чистополе пайки получили 389 совслужащих, из них 125 курсантов совпартшколы, 356 работников наркомздрава, 468 – наркомпроса, 500 – наркомпрофа, 233 – совнархоза, 325 – почты и телеграфа. Военнослужащие и транспортники питались целиком из центра.

    Если питание детей и работающих в какой-то мере контролировалось, то остальное население было обречено на вымирание. Многие семьи стали покидать город, а часть оставшихся организовали кооперативный союз с целью сбора средств для поездки в Сибирь, где намеревались купить хлеб и доставить его в Чистополь. Вероятнее всего, инициаторы коопсоюза хорошо помнили, как в тяжелый голод 1891 года купцы-старообрядцы на свои 30 тысяч рублей закупили рожь в благополучных губерниях, привезли и размолотили ее в муку, которой получилось 21 тысяча пудов, а затем печенный хлеб раздавали бедным людям независимо от национальности бесплатно, а другим продавали по заготовительной цене. Таким образом чистопольцы избежали горькой участи, которая безжалостно уносила жизни в других голодающих городах. К сожалению, в советские годы «благодарные» чистопольцы не оставили на их могилах камня на камне. Что касается результатов поездки в Сибирь, то, действительно, через 8 месяцев вагон с хлебом прибыл на станцию Нурлат, где был разграблен.

    Безрезультативной оказалась и поездка в Москву, на которую чистопольцы очень рассчитывали, так как в 1919 году они дважды помогли столице, испытывающей трудности с продовольствием. В 1919 году Н.К. Крупская, будучи в Чистополе во время антитрейса на пароходе «Красная Звезда» с баржой, выступая перед педагогической общественностью, говорила не только о проблемах народного образования, но и тяжелом положении в Москве. Чис­топольцы поняли выступление Надежды Константиновны правильно и во время 4-х дневной стоянки парохода в Камских Полянах погрузили в трюмы баржи 224 пуда рисовой муки, 72 пуда пшеничной муки, 40 пудов пшена, 2 пуда конопляного масла и 12 пудов сливочного масла. При погрузке присутствовал председатель исполкома Н.И. Строганов, заведующий земотделом И.И. Катунов, начальник ЧК И.К. Муравьев и служащий земотдела, автор воспоминаний П.М. Сорокин. Так, поезд­ка Надежды Константиновны из агитационной превратилась в агитационно-хозяйственную. Что касается второй помощи Москве, то продотрядники Московской губернии, изымая хлеб в Чистопольском уезде, обещали его жителям в случае бедствия помочь, но доехать до Москвы чистопольцам не было суждено, так как состав задолго до приезда в столицу был остановлен в поле, и солдаты очистили вагоны и крыши от мешочников.

    В сложившейся обстановке помощь АРА и Межрабпомгола в начале января оказалась действительно спасительной. Чистопольская российско-американская комиссия помощи детям получила медикаменты для больных, находящихся на лечении в 1 советской больнице им. М. Вахитова, во 2 советской больнице им. Семашко и 24 тысячи пайков для детей, находящихся в 48 детских домах и 4 распределителях, общим числом 3500 человек. В свою очередь Межрабпомгол выделил кантону 3600 пайков, которые были разделены экономотделу (1800), земотделу (800) и профбюро (1000).

    Начавшиеся метели в феврале сделали Чистополь блокадным городом. Связь с Казанью и станцией Нурлат прекратилась не только из-за отсутствия проезжих дорог, но и невозможности собрать обозы для вывоза продуктов, так как лошади ослабли от бескормицы, вызванной гибелью лугов и пастбищ. Даваемая в первое время запаренная солома с крыш домов закончилась.  Из Казани по этой причине в начале марта не был доставлен 3861 пуд продовольствия, для чего необходимо было собрать 190 подвод.

    Создавшееся положение отразилось и на рыночных ценах. Теперь ржаной хлеб массой 1 фунт стоил 85-90 тысяч рублей, пуд ржаной муки – 4 млн рублей, пуд кортофеля – 1 млн рублей, четверть молока – 80 тысяч рублей, пуд сена – 450 тысяч рублей, 1 воз дров – 500 тысяч рублей, корова – 10 млн рублей, 1 фунт говядины – 45 тысяч рублей, 1 фунт сливочного масла – 200 тысяч рублей, пуд керосина – 360 тысяч рублей.

    В добавление к голоду и эпидемии тифа население переживало зимой еще и топливный голод. Из-за изъятия лучших лошадей продотрядниками жители не смогли заготовить дрова в полном объеме и вынуждены были топить печи разобранными сараями, заборами и соломой с крыш домов, а одинокие и пожилые люди оставляли свои дома и переходили к родным или соседям.

    Особенно трудно было крестьянам, которые наряду с голодом, эпидемией тифа и топливным голодом были лишены элементарной медицинской помощи, а жители хуторов, к тому же, – продовольственных пайков за владение, якобы, лучшими землями.

    Все эти обстоятельства не могли не отразиться на смертности людей. По данным на 1 марта 1922 года, в кантоне проживало 302 495 человек, из них 130 272 голодающих ребенка и 165 828 взрослых. В больницах умерло 5310 человек, вне больницы – 35820. Еще опаснее ситуация со смертностью обострилась в первой половине апреля, когда от голода умерло 12759 человек и тифа – 243. Участились случаи людоедства. По данным газеты «Известия ТатЦИКа» от 2 июня 1922 г., в Чистопольском кантоне «зафиксирован 71 случай людоедства и съедено много трупов».

    После ознакомления с материалами газеты первый секретарь Татоб­кома ВКП (б) А.П. Галактионов вместе с летчиком В. Лутиковым (23 года) вылетел в Чистополь, чтобы на месте разобраться с высокой смертностью в кантоне, но подлетая к селу Жукотино, самолет, не оборудованный ремнями фиксации, попал в воздушную яму, сильно накренился и пилот с пассажиром выпали из самолета. Произошла эта авиакатас­трофа 5 июня 1922 года.

    Смерть настигала голодных и больных где попало, и не всегда умершие, особенно зимой, были похоронены на кладбищах, так как копать могилы в глубоко-промерзлой земле было некому. Так, на Казанской улице до таяния снегов торчали из сугроба ноги в лаптях двух умерших человек, а в Максимскинской волости в деревнях умерших складывали поленицей в общественных амбарах или засыпали снегом на огородах. Своим постановлением №З отдел управления контисполкома предписал немедленно привести в надлежащий порядок все могилы умерших, зарытых снегом или мелко засыпанных землей, но оно не было исполнено в указанные сроки.

    Высокая смертность населения требовала от государства все новых средств, которых у него не было. Выход нашли в изъятии церковных ценностей с формулировкой «для оказания помощи голодающему Поволжью и обсеменения его полей». Изъятие проводилось с марта до 15 мая из всех приходов города и кантона. Изъято серебряных изделий – 44 пуда, 39 фунтов, 28 золотника, 42 доли, в том числе из Никольского собора – 10 пудов, Спасской церкви – 6 пудов и женского монастыря – 4 пуда. Золота изъято – 11 золотников, 91 доли и драгоценных камней – 11 алмазов и 2 рубина.

    Закупленное на церковные ценности продовольствие с открытием­ навигации начало поступать в Чистополь. Прибывшие 2, 25 и 29 мая пароходы из Казани доставили для взрослого населения в общей сложности 125 тысяч 500 пудов продовольствия, из этого количества – 104 тысяч пудов сухих пайков кукурузы, а 24 мая баржой еще 20 тысяч пудов питания для детей.

    Всего за счет АРА на 1 июня 1922 года питалось 120500 взрослых, из них в городе – 7 тысяч, в кантоне – 113500 человек среди которых, из них были 50 тысяч детей, из них в городе – 6875 человек и в контоне – 43125; Межрабпомгол – 3600 взрослых; госфонда – 2285 детей, Татпомгола – 3994 взрослых и 11981 детей. Таким образом на 1 июня питалось 192310 человек, из них 128094 взрослых и 64266 детей.

    Если Татпомгол, госфонд и Межрабпомгол поставляли, в основном, хлебопродукты, то ассортимент продовольствия и предметов, поставляемых АРА был разнообразен. Это – 15 тысяч 528 пудов муки, 5 тысяч 454 пуда риса, 8 тысяч 474 пуда бобов (фасоль), 2 тысяч 428 пудов сахара, 579 пудов какао, 842 пуда сала, 7 тыс. 271 пудов молока (концентрат), 256 пудов мыла, а также медикаменты, обувь, одежда.

    С майскими поставками продуктов голод и эпидемия тифа начали отступать, но для полной победы надо было в кратчайшие сроки провести посевную, на которую из Центра вместо планируемой поставки в кантон 440 тысяч 226 пудов, семенной ржи фактически поступило – 283 тысяч 559 пудов. Из-за этого треть общей площади была не засеяна. В результате продовольственный налог 1922 года кантоном был выполнен всего на 18%, в том числе по мясу на 13%, маслу – 1%, яйцам – 0,7% и сену – 0,1% (луга были не затоплены).

    В начале августа Чистополь посетил инспектор АРА Сполдинг. Пока готовились документы, удостоверяющие деятельность американской организации по оказанию помощи чистопольскому кантону, он в течение трех дней проверил детские учреждения и служебный персонал АРА, набранный из местного населения.

    На состоявшемся в январе 1923 года совещании в Казани председатель канткомпомгола Прохоров был награжден знаком отличия «Борцу с голодом», а сам кантон был признан остронуждающимся, так как 50% населения все еще питалось суррогатами. Во исполнение решения Татобкома об увековечении памяти первого секретаря обкома А.П. Галактионова в Чистополе появилась улица его имени, а в кантоне – село и совхоз. Что касается памяти сотрудников АРА Чайлдса и Сполдинга, непосредственно принимавших участие в спасении сотен тысяч чистопольцев от голода, то их имена до сих пор преданы забвению.

    Начало материала читайте по ссылке

    Георгий Иванович Лыков

    Реклама

    Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Чистополь-информ»

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: