Чистополь-информ
  • Рус Тат
  • Имя Кирама Хамзина носит улица города

    В нашем городе много разных улиц с различными названиями. В очередной раз проходя по знакомой с детства местности, задумываешься о том человеке, в честь кого она названа. Что мы знаем о нем, за что ему была оказана такая честь? Чем он отличился? Скорее всего об этом знают не многие, но думаю, хотели бы узнать. Каждому нужно знать историю своей малой Родины.

    В редакцию нашей газеты пришло электронное письмо от Каримуллиной Резеды, которая работает учителем английского языка в Шеморданском лицее Сабинского района. Резеда Шаукатовна продолжает пятую неразрывную ветку династии учителей Хамзиных. В письме женщина рассказала, почему одна из улиц Чистополя удостоена имени ее прадедушки Хамзина Кирама Хамзиновича.

    «Кирам Хамзин родился 1889 году в крестьянской семье в деревне Тат. Елтань в Чистопольском уезде.  Семья, где он вырос, была многодетной: три девочки и пять мальчиков.

    Бедность и нищета заставила его уехать на зароботки в Сибирь. Ничего не заработав, он обратно вернулся домой, все больше он задумывался о жизни бедных людей. В 1914 году, в первую мировую войну, его призвали на службу в царскую армию, где он дослужился до уровня унтер-офицера. Судьба забросила его во Владивосток, где он успешно овладел русским языком.

    В 1917 году Кирам Хамзинович вернулся в деревню, где его назначили  председателем сельского совета. В 1918 году в Чистополе вступил в ряды РСДРП. В этом же году он был избран председателем Чистопольского мусульманского комиссариата.

    Во время его работы были открыты курсы для обучения учителей татарского языка; с татарской буржуазии для нужд школ были собраны деньги в размере 30000 рублей; в Чистополе стала выпускаться газета  «Бэрлэк» («Единство») орган мусульманского отдела при Чистопольском уездном Совете, которая начала выходить весной 1918 года; появились первые театральные и концертные труппы.

    Январь 18-го года стал незабывемым для Хамзина Кирама. Он стал делегатом Третьего Всероссийского съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, который проходил в Петрограде, в Таврическом дворце. На съезде была утверждена ленинская Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа, ставшая основой первой Советской конституции. Здесь он впервые увидел В.И. Ленина, который выступил с докладом о деятельности Советского правительства.

    В период нападения белочехов в 1918 году его отправили в Казань в распоряжение контрразведки.

    В 1919 году в борьбе против Колчака назначили камандиром отряда Чистопольского уезда. Его роль по освобождению Чистополя от армии Колчака была значимой.

    После окончания гражданской войны он продолжил свою деятельность в развитии образования. 1920 году по приказу Центрального комитета партии его отправили в Крым народным комиссаром просвещения (министр просвещения) КАССР.

    Народный комиссариат просвещения (Наркомпрос) был государственным органом  РСФСР. В 20-30-х годах он контролировал практически все культурно-гуманитарные сферы: образование, науку, библиотечное дело, книгоиздательство, музеи, театры и кино, клубы, парки культуры и отдыха, охрану памятников архитектуры и культуры, творческие объединения, международные культурные связи.

    Вот что писала в то время одна из крымских газет: «11 ноября 1921 года, согласно постановлению I Учредительного съезда Советов Крымской АССР был образован Совет народных комиссаров (Совнарком). Правительство автономии состояло из 15 народных комиссариатов (министерств), где наркомом просвещения  был Кирам  Хамзин.

    Хамзину Кираму приходилось работать в условиях разрушенной экономики, социальных катаклизмов, массового голода и политического террора, когда система народного образования Крыма находилась в полном упадке, особенно школьное образование крымских татар. В компетенцию народного просвещения входили вопросы культуры и искусства.

    В числе первоочередных задач было преодоление неграмотности взрослого населения. Была создана Чрезвычайная комиссия по ликвидации неграмотности. По данным проведенного комиссией учета, в Крыму в 1921 году 48 % населения было неграмотным. Однако процент неграмотных среди отдельных национальностей резко отличался. Если среди немцев и евреев грамотность была почти полной, то среди крымских татар насчитывалось лишь 30 %.

    Работа по ликвидации неграмотности затруднялась в связи с отсутствием учебников, малочисленностью педагогических кадров. Среди тюркской группы народов Крыма процесс обучения грамотности усложнялся тем, что в их письменности применялся арабский алфавит, который не соответствовал фонетическому строю тюркоязычных народов, был сложным по начертанию и недоступным для трудящихся.

    Весной 1922 года Кирам Хамзинович  Хамзин  сообщил в Совнарком, что «более 3 тысяч учителей и других школьных работников брошены на произвол, так как они лишены пайков, им грозит голодная смерть». В докладной записке о состоянии крымскотатарских школ  он отмечал одну из главных проблем: «… прежде всего эти школы не имеют мало-мальски подготовленных школьных работников. Современная педагогика и дидактика для них совершенно неведомые области. Персонально – это или муллы или муэдзины или просто грамотные люди, которые обучают детей так, как их когда-то учили, в которых преподавателями состоят духовные лица, не имеющие права преподавать в советской школе».

    В январе 1922 года Совнарком КАССР рассмотрел проект положения о крымскотатарских школах, обеспечение продовольствием которых было возложено на Наркомат продовольствия, а расходы по содержанию включены в смету Наркомпроса. Несмотря на тяжелое экономическое положение населения, было собрано до 100 тыс. рублей на ремонт школ и покупку учебников.

    В феврале 1923 года К. Хамзин  скончался, как раз во время работы I Всекрымского съезда учителей, в президиуме которого рядом с Фирдевсом, Гарютиным, Мухитдиновым находился Чобан-заде. Присутствующие почтили память покойного наркома просвещения вставанием».

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: