«Мама, вижу каждый день вас во сне…» (по материалам из семейных архивов чистопольцев) (Продолжение)

04.11.2016 10:00 | Нашей истории строки Печать

«Мама, вижу каждый день вас во сне…» (по материалам из семейных архивов чистопольцев) (Продолжение)
Стоит ли говорить о том, какую радость приносило долгожданное письмо от родного человека с передовой. Но радостнее вдвойне, наверное, для родителей было получать благодарности командования части, в которой воевал их сын. (Продолжение. Начало опубликовано  здесь)
«Уважаемая Мария Ивановна! – читаем в письме, которое пришло в Чистополь 21 мая 1943 года матери Григория Ивановича Остолоповского. – Сообщаю о том, что Ваш сын Григорий служит в моем взводе. О нем я могу сказать Вам то, что Вы воспитали честного защитника Оте­чества, верного сына нашей великой Родины. Вы можете гордиться своим сыном, так как Григорий является примерным и дисциплинированным краснофлотцем, он хорошо освоил боевую технику, с которой ему приходится иметь дело, и хорошо владеет личным оружием. Командование нашей части оценило его службу в Военно-Морском Флоте, и имя Вашего сына занесено на доску почета части, как лучшего отличника боевой и политической подготовки. В предстоящих боях с немецко-фашистскими захватчиками Ваш сын будет стойко оборонять свою Родину и не посрамит славного имени своей матери. Пишите своему сыну письма, так как это придает здесь, на фронте, больше бодрости и силы, которые необходимы в тяжелой борьбе с врагами нашей Родины. Желаю Вам, Мария Ивановна, здо­ровья на много лет и для дальнейшей работы в тылу! Уважающий Вас техник-лейтенант Ф. Кознов». 
 
Г.Остолоповский с 1942 года воевал на Ленинградском фронте электропрожектористом. Участвовал в освобождении Кенигсберга, был ранен в ногу. Войну закончил в Польше, в городе Гдыня. Письма принес в музей его сын Сергей.
 
Еще одни уникальные документы поступили в фонды музея-заповедника от Розы Васильевны Сергеевой. В годы войны ее мама, молодая учительница начальных классов Валентина Семеновна, с новорожденной дочерью, отцом и сестрой была эвакуирована из Ленинграда в деревню Березовка Шереметьевского района. Ее муж Василий Андреевич Сергеев погиб на фронте, о чем написал его друг 8 декабря 1943 года: «Дорогая жена Васи Валя, сообщаю Вам, что Вася погиб без вести. Ходили с ним вместе на задание, и он не вернулся. Пишет это Вам его земляк Демянского р-на д. Ореховка Иванов Влад. Иванович. До этого несчастного случая мы с ним находились вмес­те, еще был с Залужья Александ­ров Саша, тоже погиб. Остался я один. Валя, жаль Васю, почти [неразборчиво] 3-й год мы с ним были вместе. Ну, что же делать, он мне показывал карточку, и я узнал Вас. <…> Не плачьте и не скучайте, ничего не поделаешь»...
 
Почта военных и первых послевоен­ных лет имела свои особенности. Не только с фронта в тыл и обратно летали, минуя пули, бумажные треугольники с неизменным штампом «Проверено военной цензурой». Нередко в глубоком тылу и мирные жители в переписке между собой складывали письма в такой же треугольник и отправляли без конвертов и марок. Иногда их помечали припиской «воин­ское». 
Пересылка осуществлялась бесплатно. И эта корреспонденция также проходила через руки цензора. Даже если буквы в ней были выведены нетвердой детской рукой и адресованы любимой учительнице, как, например, Валентине Сергеевой. «Здравствуйте, дорогая Валентина С., с приветом ваша бывшая ученица Сергеева Катя. Дорогая Валентина С., Вы, наверно, меня помните, я у Вас училась в 4 классе. Ой, кабы Вы знали, как я рада, что нашла ваш адрес. <…> Из письма Аси я узнала, что <…> Ваш муж погиб. Я его хорошо знаю. Он Колин друг. Тяжело это все переносить, сочувствую Вам, дорогая, потому что у нас у самих горе. Мамину мать и сестру мою Валечку угнал немец в Германию. Мы все с мамой плачем. <…> А я с мамой эвакуировалась из Ленинграда. И живем сейчас на Урале, в городе Кургане. Здесь жить очень трудно. Все дорого. Хлеба получаем вдвоем 800 гр. И очень скучаем по родине и по родным. Нет никого здесь знакомых. Мы уже живем здесь 2 года. Я два года пропустила от занятий. 1 год и 1 месяц я работала в мастерских токарем. А теперь я учусь снова в школе в 6 классе. Я комсомолка. Учусь хорошо. Только плохо с бумагой. Ну, вот и все, кончаю. <…> До свиданья. Жду, жду, жду. Ваша бывшая ученица Катя. 29.02.44г.»
Мы искренне благодарим вас, дорогие друзья, за память о подвиге на войне ваших отцов, братьев, дедов, вас, кто откликнулся на просьбу пополнить наши фонды и принес бесценные реликвии – письма военного времени. Они будут жить новой, музейной жизнью и займут свое достойное место на выставках, уроках, встречах, вечерах памяти и других музейных проектах.
Особая благодарность нашим коллегам – учительнице Староромашкинской школы Рушание Билаловой и сотрудникам центра военно-патриотической работы и подготовки допризывной молодежи «Ватан».
Рушания Камиловна помогла прочесть письма ее односельчанина Касыма Тагировича Тагирова, написанные на татарском языке. 
 
«Отец до войны трудился председателем колхоза, затем – бригадиром трактористов, – вспоминает его дочь Майсара. – Умел читать и писать. С первых дней войны отца забрали на фронт. Мама Хабира Ибниаминовна осталась беременной четвертым ребенком, и 24 ноября родилась у нас сестренка Марьям. Четверо детей – всех надо и одеть-обуть, накормить, вырастить хлеб, подготовить теплую одежду для фронта, оплатить нескончаемые налоги… Маме приходилось трудно, но она не жаловалась, стойко переносила все тяготы, трудилась денно и нощно. Всю жизнь мама бережно хранила письма отца с фронта, сейчас эти дорогие сердцу весточки по наследству перешли ко мне».
 
Из письма, датированного 7 ноября 1941 года: «Мингали из Каргалей, Фатих из Ялта – живем втроем. С Минагом из Нариманова пробыли вместе лишь десять дней, затем их проводили. Куда направят дальше – пока неизвестно, ждите дальнейших вестей. Дай Бог, напишу вам до вступления в бой. Где сами живете, удобно ли устроились… Я сейчас не о том думаю, душа рвется, дорогие. Родные, жена, дети, вспоминайте нас, когда кушаете в теплых домах, что мы в холоде на улице ночуем.  Пока не пишите, сам напишу». 
 
Красноармеец 358-й стрелковой дивизии Тагиров Касим Тагирович погиб 2 марта 1942 года. Похоронен в деревне Янченки Демидовского района Смоленской области.
 
 


Будь в курсе последних событий! Читай tatmedia.ru


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

В Республике