Чистополь-информ
  • Рус Тат
  • Чистопольский фронтовик поделился воспоминаниями о войне на встрече с лицеистами

    Близится славная дата в истории нашего народа - 70-летие Великой Победы. И сколько бы времени не прошло, люди снова и снова будут возвращаться к Победе, которую принес миру советский солдат.

    Многие не дожили до этой светлой даты - ветеранов осталось так мало, среди них Раис Мухаметович Ахметшин. Нам, учащимся 9 В класса лицея №1, выпала честь пообщаться с этим замечательным человеком. О встрече договорились заранее. Волновались: как нас встретят, не в тягость ли мы будем? Подошли к добротному кирпичному дому, у которого нас с улыбкой встретил наш ветеран. Нас пригласили в дом, где очень уютно и чисто. Предложили чай с блинами.

    Несмотря на то, что Раису Мухаметовичу исполнилось 89 лет, он полон жизненной энергии. Он и в мечеть ходит, и за хозяйством следит.

    После вручения цветов и небольшого подарка, мы побеседовали с ветераном. Все его воспоминания связаны с той страшной войной. Как только мы начали разговор о прошлом, на глаза Раиса Мухаметовича навернулись слезы.

    - Ой, дорогие мои, так у меня уже многое стерлось из памяти, мне все труднее вспоминать, - охал ветеран.

    - Давайте начнём с самого начала, - предложили мы, на что он утвердительно моргнул глазами, полными слез. - Расскажите, пожалуйста, о себе: где родились, когда, сколько детей было в вашей семье?

    - Родился я в 1926 году, 20 февраля. В Сармановском районе есть такое село - Нуркеево, это моя родина. В семье нас было 4 детей. Мои родители - обычные колхозники. В Нуркеево я учился в школе, помогал отцу по хозяйству.

    - Раис Мухаметович, как вы встретили известие о начале войны?

    - Когда началась война, мне было 15 лет. Я был дома, когда по радио объявили о вторжении германских войск на советскую землю. Мы уже ожидали этого, догадывались, что будет война, но до последнего надеялись и отодвигали эту мысль. Отец и старший брат с первых дней войны ушли на фронт. Брат вернулся без ноги, а отец… Он похоронен под Сталинградом.

    - Сколько вам было лет, когда вы пошли воевать?

    - Мне тогда было 17 лет. 1 мая 1943 года меня призвали в армию. В наш Сармановский район приезжали с фронта раненые, которые тренировали нас: учили работать с компасом, с картой, объясняли, как бросать гранаты… А 1 ноября 1943 года направили в Бугульму, потом - в город Суслонгер Марийской АССР. Как сейчас перед глазами: 100-метровые землянки, 3-этажные нары, матрацы их веток, холод, стены землянки покрыты льдом… Можно было погреться у печки-буржуйки, но одновременно всем места там не было, грелись по очереди. Здесь проводилась усиленная подготовка. Из еды - 400 грамм хлеба в день и суп. Вскоре нас направили на III Украинский фронт. Вспоминаю харьковский лес, недалеко - старый аэродром. Днем прятались, выбирали закрытые места, шли пешком, потом ехали на поезде. Ну, в общем, перебрались в город Ковель Владимирской области.

    - А какой момент для вас был самым страшным и запоминающимся?

    - Каждый день был таким, но я старался не думать о плохом. Устал ты или нет, идет дождь или снег - ты должен идти вперед. Солдаты засыпали на ходу. Много больных, раненых. Нам выдавали плащ-палатки. Некоторые ложились прямо на снег, чтобы поспать. Меня научили привязывать себя ремнем к дереву, чтобы спать стоя: так меньше вероятности того, что заболеешь. Под ноги стелили ветки.

    Расскажу вам о своем втором рождении. Нас направили в Польшу. Там шли бои. Вошли мы в Ляховский лес. Дышать не могли от трупного запаха. Куда ни посмотри, везде убитые. Закапывать нет времени, только вперед! Дошли до небольшой речки. Попили воды. Вдруг командир батальона говорит: «Вот ваше отделение, вот карта, компас, миноискатель. Ваша задача - проверить мельницу, нет ли там немцев». Группа из нескольких человек, в их числе и я, отправилась выполнять задание. Я шел последним, потому что кровоточили мозоли. Заметили мельницу, поползли по-пластунски, потому что лес заканчивался и нас могли увидеть. Командир приказал мне остаться на посту, дал гранаты, а сам и с ним еще трое солдат отправились осматривать мельницу. Я помню только, как они вошли на мельницу, потом взрыв… Меня отбросило от дерева, за которое я держался. Очнулся через некоторое время. В живых, кроме меня, никого не осталось. Добрался до части, и только потом понял, что сильно ранен в руку. Меня отправили в военный госпиталь в город Сокаль.

    Вот еще один эпизод. Это случилось под городом Медико. Наш взвод направили в очень страшное место. Страшное потому, что место болотистое. Мы попали в окружение. Спасло то, что лес вокруг, есть, где укрыться. Правда, раненых и убитых было немало. Кругом стрельба, стон раненых… Все просят о помощи. Рядом офицер, он сильно ранен, просит меня дать воды. Даю попить, а он теряет сознание, в общем, пить ему много нельзя. А он грозит: «Дай воды, приказываю, а то застрелю!» Пришлось силой забрать у него оружие. Ну, он еще и тетрадь с записями мне отдал на сохранение. Уложил я этого офицера на шинель и стали мы выбираться к своим. Уже заканчивался лес, когда мы встретили повозку, на которую укладывали раненых. Переложили туда офицера. До своих я добирался один. Все рассказал, а мне не верят! Говорят, что я предатель, изменник Родины. Закрыли меня, поставили охрану. Постелили ветки, на которых я проспал, не помню сколько. Охранник поднял меня, говорит: «Ну, выспался? Теперь моя очередь» Потом я охранял его сон. Через некоторое время пришли за мной: «Где обвиняемый?» Когда узнали о том, что охранник спит, а обвиняемый охраняет, ему сильно попало. Мне сообщили, что обвинение снято и с запиской отправили в родную часть.

    - Раис Мухаметович, где вы встретили Победу?

    - В Польше. Когда узнали о Победе, открыли ураганный огонь. Вроде, все палили в воздух, а у одной полячки дом загорелся, бросились его тушить.

    - После Победы вы вернулись на родину?

    - Нет, ребята. Сначала нас отправили во Львов, где проходила подготовка к Параду Победы. Нас усиленно кормили, тренировали, чтобы мы достойно выступили. Но и после него я не сразу вернулся домой. До 1950 года оставался сверхсрочником в городе Сокаль.

    - А вы не знаете, что потом стало с офицером, которого вы спасли?

    - Знаю! Когда мне выдали проходное свидетельство, я решил первым делом поехать на могилу отца, в Сталинград. Я знал, что отец похоронен там, на татарском кладбище. До отправления поезда оставалось время. Недалеко от железнодорожного вокзала я увидел вывеску с названием «Ресторан». Я никогда не был в подобных заведениях. Дай, думаю, зайду, посмотрю, потом своим дома похвастаюсь, что в ресторане был. Зашел, сел за столик, осмотрелся. За соседним столом сидели офицеры. У одного из них на лице был огромный шрам. Я вспомнил, что у офицера, которого я спас, был точно такой же шрам. Видимо, я слишком пристально смотрел на него. За соседним столом заволновались: «Ты что, следишь за нами? Что тебе надо?» В моем вещмешке хранилась тетрадь с записями этого офицера, которую он мне передал на случай, если не выживет. Я достал ее, показал офицеру: «Почерк не узнаешь?» Вспомнил он меня, обрадовался, усадил за свой столик, угостил. А потом пригласил к себе в гости. Жил он во Львове, работал в управлении областного заготскота. Помог мне мой офицер и на работу к себе устроиться и учиться отправил в Одесскую школу товароведов.

    В 1955 году я вернулся в Казань, откуда после краткосрочных курсов по восстановлению сельского хозяйства меня направили в родную деревню Нуркеево председателем колхоза. В селе разруха, надо было его восстанавливать. Не мог смотреть на то, как голодают семьи, в которых по 5-6 детей. Хотел, чтобы все было по справедливости. Но начальству не понравилось, меня обвинили в разбазаривании общественной собственности. Но я ведь не себе брал, а людям давал… В 1956 году я переехал в Чистополь. Женился. У меня 2 дочери, есть внук и даже правнук. Работал товарововедом на базе, потом до пенсии - на пристани.

    - Какие воспоминания, связанные с войной, любят слушать ваши дети, внуки и правнуки?

    - Я рассказываю о своих боевых друзьях, о своем отце, который не вернулся с войны. Правнуки с интересом рассматривают мои награды - орден Красной Звезды, медаль маршала Жукова, юбилейные медали. Были и другие награды, они находились в деревне, у брата, но, к сожалению, не сохранились.

    - Раис Мухаметович, какие слова напутствия Вы говорите своим внукам? И что Вы бы сказали нынешней молодежи?

    - Самое главное - это мир без войны, чистое небо над головой.

    Помните: чтобы жить еще светлей,

    Главное - дорожить землей своей.

    И помните: Память о погибших бойцах сохраняя,

    Запомните их имена.

    В песне великой о них вспоминайте,

    Когда запоет вся страна.

    - Спасибо за встречу и ваш интересный рассказ. Желаем здоровья и благополучия на долгие годы!

    Да, война преподнесла суровый урок человечеству и показала тяжелые результаты. Многие не вернулись. А те, кто пережил великие войны, великий голод, великие стройки, принимают жизнь такой, какая она есть. Наши старики заслужили уважение и добрые слова. Давайте не будем скупиться произносить их! Мы надеемся, что человечество осознает всю бесперспективность и пагубность войн. Ведь человечеству, чтобы выжить, нужны не арсеналы оружия, а доброта, отзывчивость и взаимопонимание.

    Ученики 9 В класса лицея №1,

    Энже Яруллина, классный руководитель

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: